№9 (34) / Статьи журнала Мобильный Ч@ЙНИК“

«..PrevNext..»
[09.11.2007]

Дмитрий Зимин: «Мое мальчишеское увлечение радиотехникой стало профессией и судьбой»

 

Почему-то считается, что в 60 лет человеку нужно непременно обосноваться на диване с пультом ДУ от телевизора, нянчить внуков да пописывать мемуары. Дмитрий Борисович Зимин к концу шестого десятка лет буквально из ничего основал первую в России компанию сотовой телефонной связи, которую сегодня миллионы наших сограждан знают под торговой маркой "Билайн" и капитализация которой составляет 28 млрд. долларов.

 

По сути, он стоял у истоков основания новой отрасли экономики в стране, ведь в Советском Союзе беспроводная телефонная связь была привилегией политической элиты. Не было ни технической базы, ни операторов - ничего. Придти в большой бизнес в столь солидном возрасте и начать все с нуля в России в условиях начала 90-х годов... Сейчас, спустя 15 лет, Дмитрия Зимина называют легендой отечественного бизнеса и отцом-основателем сотовой связи в нашей стране.

 

Но как так случилось, и почему он решил сделать ставку на сотовую связь, когда никаких более-менее явных предпосылок ее грядущей невероятной популярности не наблюдалось? Дмитрий Борисович на этот вопрос традиционно отвечает, что выбора у него, по существу, не было. Однако путь, которым он пришел к этой идее, был далеко не прост.

 

 

- Можно сказать, что я состоялся на своей родине по ее недосмотру… Мой отец, арестованный в 1935 году по обвинению в антисоветской агитации, погиб в том же году в лагере под Новосибирском. Мне тогда не было и двух лет. От меня обстоятельства смерти отца тщательно скрывали, даже после того, как на него в 1958 году пришла бумага – реабилитация. Если бы хоть раз в моих анкетах (скажем, при поступлении в институт) появился пункт о том, что я сын репрессированного…

 

В старших классах школы я серьезно увлекся радиотехникой. В те времена радиолюбительство вообще было повальным, меня же к нему пристрастил мой школьный учитель физики Сергей Макарович Алексеев, сам заядлый радиолюбитель, да так, что оно стало не только сильнейшим мальчишеским увлечением, но и профессией, да и судьбой. Редкий случай – мы, учитель и ученик, на почве радиолюбительства стали настоящими друзьями! Вершинами нашей с ним радиолюбительской деятельности стали школьный радиоузел и небольшая книжка совместного авторства «Школьная УКВ-радиостанция», которая была подготовлена, когда я учился в 10 классе.

 

В первые послевоенные годы о том, что в доме живет радиолюбитель, знала вся округа. Промышленные радиолы в то время были редкостью, да и мощность их динамиков не превышала 1-3 ватт. А я летом, при открытых окнах, ставил на подоконнике динамик на 10 ватт, усилитель с двумя лампами и …танцуют все!

 

Радиолюбительство в те годы стимулировалось еще и примитивным уровнем радиоаппаратуры, которая строилась на дискретных элементах. Радиолюбитель с помощью паяльника и купленных на барахолках деталей мог конкурировать с промышленностью в схемотехническом творчестве.

 

Еще одна моя радиолюбительская поделка - телевизор, который я собрал в 1950 году. Смотреть его собиралась вся наша коммунальная квартира. Во всем нашем доме было только два телевизора: мой самодельный и выпущенный недавно промышленностью КВН-49. В то время телевизор в доме – это было, как сказали бы сейчас, – круто!

 

Сейчас, когда телевизоры строятся на таинственных микросхемах, такое радиолюбительство уже невозможно. Этого в чем-то жаль. Мне, наверное, повезло, что в молодости я застал романтический период развития радиотехники, а на излете жизни – романтику начала капитализма, частного предпринимательства в России.

 

 

В 1957 году Дмитрий Борисович Зимин окончил радиотехнический факультет Московского авиационного института, в 1963 защитил кандидатскую диссертацию, а в 1965 году ему в составе авторов книги «Сканирующие антенные системы СВЧ» была присуждена премия имени А.С. Попова Академии наук СССР.

 

В это же время он был приглашен на работу в научно-исследовательский Радиотехнический институт Академии наук СССР, который занимался созданием систем противоракетной обороны. Более 35 лет он проработал в этом суперзакрытом учреждении военно-промышленного комплекса страны, стал заместителем главного конструктора и признанным авторитетом в области ПРО. За разработки антенн на основе фазированных решеток Дмитрию Борисовичу Зимину в составе коллектива авторов в 1993 году была присуждена Государственная премия Российской Федерации.

 

 

- Когда мне было под 60, пришли новые времена. После резкого сокращения оборонных заказов в начале 1990-х годов мне была поручена работа по развертыванию в институте конверсионной тематики. Необходимо было найти применение знаниям и опыту высококвалифицированных специалистов нашего института в рыночных условиях.

 

Примерно в это же время я познакомился с молодым американским предпринимателем по имени Оги Фабела. Он был владельцем фирмы по изготовлению оборудования для сотовой телефонии и искал в России партнеров. Мы тоже хотели делать такую аппаратуру, но тут выяснилось, что продавать ее в России в общем-то некому. Так впервые возникла мысль создать подразделение - оператора сотовой связи. Вот такой советский бизнес!

 

И вот, 15 сентября 1992 года акционерное общество "Вымпел-Коммуникации" для производства и эксплуатации оборудования сотовой связи общего назначения было официально зарегистрировано.

 

В начале 1990-х годов область сотовой телефонии в России вовсе не выглядела золотой жилой. Сотовые телефоны стоили в среднем по 5 тысяч долларов за штуку, и позволить себе их могли не многие: нашими первыми абонентами были в основном дипломаты и зарубежная публика.

 

Но это было потрясающе интересное время – становление компании, партизанский период ее развития, когда вся компания умещается за одним столом, нет никакого совета директоров, решения принимаются молниеносно. Я тогда даже не знал, что такое торговая марка и зачем она нужна, и только потом понял, насколько удачным оказалось название "Билайн"!

 

Когда Оги Фабела выдвинул идею вывести "ВымпелКом" на Нью-Йоркскую фондовую биржу (NYSE), для меня это казалось просто немыслимым. Прежде всего, надо было ввести двойную бухгалтерию - по российским и по американским законам, надо было сделать свою компанию полностью прозрачной, понятной западным инвесторам, а это другая культура, другая философия...

 

И вот, в 1996 году "ВымпелКом" стала первой российской компанией после почти столетнего перерыва, чьи акции стали торговаться на главной бирже мира. Это позволило нам привлечь около 70 миллионов долларов, а кроме того, получить официальное мировое признание, что наша компания ведет прозрачный, честный бизнес.

 

 

В мае 2001 года на фоне феноменальных коммерческих успехов «ВымпелКома» Дмитрий Борисович Зимин добровольно оставил пост генерального директора компании, который занимал с момента ее основания. По его словам, принять это решение помог возраст, - к тому времени ему исполнилось 68 лет.

 

Теперь Дмитрий Борисович - Почетный Президент компании "ВымпелКом", а кроме того, решением Совета Директоров ему присвоено звание "Основатель компании".

 

Однако "на диван" он по-прежнему не собирается. Дмитрий Борисович занимается общественной работой и благотворительностью - руководит им же созданным фондом «Династия» (www.dynastyfdn.com), который ставит своей целью поиск и поддержку интеллектуальной элиты в России.

 

 

- Фонд «Династия» создан с целью помочь представителям фундаментальной науки в России учиться и применять свои знания у себя на родине. Фонд выделяет стипендии для талантливых студентов и аспирантов, гранты для молодых кандидатов и докторов наук в области физики и математики, проводит ежегодный конкурс учителей физики и математики России и награждает победителей, выделяет средства для публикации наиболее заметных научно-популярных книг по точным и общественным дисциплинам.

 

Поиск «светлых мозгов» - это очень узкий слой, но я надеюсь, что хотя бы лет через 10-15 нашему фонду все-таки удастся вырастить какого-нибудь нобелевского лауреата!

 

 

В этом году компания "ВымпелКом" отпраздновала свое 15-летие. Интересно, думал ли ее основатель в самом начале пути о том, каким будет рынок сотовой связи через полтора десятка лет? Какие строил планы на будущее и, главное, оправдались ли эти надежды?

 

 

- Я не знаю ни одного человека, кто мог бы предвидеть такие темпы развития сотовой связи в мире и особенно в России. Сотовая телефония стала уникальным явлением. Еще каких-то 10-15 лет назад все мы были привязаны к розетке, за это время практически ниоткуда появились многомиллиардные инвестиции, были построены качественные сети по всей стране, люди получили новую услугу.

 

И даже когда я уходил в отставку в 2001 году я не мог предвидеть, что уже через несколько лет капитализация компании достигнет 28 млрд. долларов. Мне кажется, что этот чудовищный рост капитализации, который происходит сейчас, рано или поздно должен достигнуть значений, которые характерны для традиционных видов бизнеса. Но вместе с тем те прорывы, которые грозят в ближайшее время, такие как переход от голосовых услуг к информационным услугам широкого профиля (3G), еще на некоторое время отложат переход от инновационного бизнеса к традиционному.

 

Сейчас для того, чтобы попасть в офис, люди часами едут в машинах, преодолевая пробки, чтобы придти и сесть за компьютер. Но технологии уже готовы к тому, чтобы работать по принципу "виртуальных офисов". Это имеет огромные перспективы – меняется стоимость земли, времени, престижность районов. Это будет одна из очередных революций не только в области технологий, но и культуры жизни. Причем это вопрос обозримого количества лет – 5-7.

 

 

Интересно, как человек, который всю жизнь проработал в области высочайших технологий, где последнее слово науки сливается с последним словом техники, впервые познакомился с компьютером?

 

 

- Когда в мире началось глобальное внедрение компьютеров, в СССР выражение "персональный компьютер" носило явно антисоветский оттенок. Вместо этого говорили "Мини-ЭВМ". Мы в нашем суперзасекреченном Радиотехническом институте сидели либо с калькуляторами, либо бегали на большую машину. И вот в 1986 году на горизонте мелькнул более-менее приличный зарубежный компьютер фирмы "Лаптам", я увидел его на выставке, которая проходила тогда в Москве. Пришлось проявить прямо-таки чудеса изобретательности, подключить все свои связи, и о чудо! – к нам в институт, в котором строжайшим образом запрещено появление какой-либо зарубежной техники, из министерства приходит наряд на этот самый "Лаптам" с целевым назначением в мой отдел! Я 4 дня бегал по комиссиям и ПИТР (служба противодействия иностранным техническим разведкам, которая следила, чтобы никто в институте не излучал частоты, считающиеся секретными), чтобы подписать один приказ.

 

Потом случилась оказия с документацией. Она была на английском языке, а комиссия требовала перевести на русский. Мало того, что перевод займет как минимум три недели, потом той же самой комиссии придется завизировать правильность перевода, но кто будет это делать? Поэтому в протоколе написали "документация представлена". Это была правда.

 

Потом требовалось проверить "Лаптам" на наличие шпионских излучений. Мы взяли широкополосный приемник, наставили на эту ЭВМ, включили ее в розетку. Мы тогда даже не знали, что такое запустить программу! Сидим, ждем. Через несколько дней ждать надоело и решили написать, что паразитных излучений не обнаружено. Потом подумали и дописали - во время проведения испытаний.

 

И наконец-то родился протокол о возможности использования этой ЭВМ у меня в отделе. В протоколе были такие фразы: на компьютере запрещается проведение секретных расчетов, в присутствии компьютера запрещаются разговоры на служебные темы...

 

Этот протокол до сих пор хранится в архивах института. Вот какая была обстановочка 20 лет назад в суперрежимном советском учреждении.

 

 

Через несколько дней выйдет из печати книга Дмитрия Борисовича Зимина под названием «От 2-х до 72-х, или Книжка с картинками», где он рассказывает историю своей жизни, которая неразрывно связана с его профессией. И несмотря на то, что он частенько благодарит Удачу, мы попросили его поделиться своими соображениями о том, что среди всех составляющих жизненного успеха кажется ему наиболее важным?

 

 

- Для меня уже во времена «ВымпелКома» это стало открытием, хотя сейчас это, наверное, вещь банальная и общеизвестная. В советские времена руководителями отделов, как правило, назначались самые лучшие инженеры и специалисты в той или иной области. Когда мы в «ВымпелКоме» искали претендента на должность технического директора, столкнулись с тем, что квалификация хорошего инженера далеко не всегда нужна, а иногда бывает даже вредна для должности руководителя. Хороший полезный инженер – тот, у которого есть свои идеи. А технический директор большой компании должен не столько свои идеи толкать, сколько уметь привлечь лучших консультантов, выслушать самые разнообразные мнения, работать с людьми, а не подавлять всех своим авторитетом.

 

Это разные человеческие таланты, и чтобы не замучить ни себя, ни других, очень важно вовремя понять для себя, на что ты способен и кто ты есть.

 

Жанна Печенко

«..PrevNext..»

Версия для печати ++
Перейти к разделу >>
Перейти к номеру >>
№ 9 (34) 15 сентября 2007, суббота






Дмитрий Зимин: «Мое мальчишеское увлечение радиотехникой стало профессией и судьбой»

№ 10 (35) 28 декабря 2007, пятница







№ 11 (36) 15 января 2008, вторник








№ 10 (35) 28 декабря 2007, пятница





№ 9 (34) 15 сентября 2007, суббота